Back to top

ego_velichestvo_kirpichВ одной из давних командировок в Невьянск услышал рассказ большого знатока уральской старины Нины Александровны Силиной. Было это зимним вечером на одном из верхних ярусов наклонной башни, которую, как водится, показывают гостям города, завораживая легендами.

— Строилась наша башня из так называемого подпятного кирпича, — объяснила она. — Глиняное тесто месили пятками. Для крепости использовали яичный белок. Готовый кирпич бросали с 12-метровой деревянной вышки и только уцелевший шел на строительство башни.

Что и говорить, непросто попасть в историю, а кирпич не только попал, но и остался в ней, выдержав испытания временем. По слухам, итальянская башня в городе Пизе клонится, а наша, российская, как задумана была наклонной, так и стоит. Не подвел кирпич. Не дрогнула рука мастеровых людей прошлого. Поучиться бы у них нынешним…

НЕСОСТОЯВШАЯСЯ СЕНСАЦИЯ

Специалисты, как говорится, с закрытыми глазами отличат изделие прошлого от сделанных нынче. С одним из таких познакомился при обстоятельствах необычных. В ходе работ, существенно изменивших исторический облик Вознесенской горки в Екатеринбурге, обнаружилась старая лестница, ведущая вниз.

Близость бывшего Харитоновского дворца подразнивала догадками. Не подземный ли ход? Слухами о тайниках и еще не найденных золотых кладах в этой части города земля полнится. Вспомним, сколько было будоражащих воображение новостей, когда линия екатеринбургского метро приблизилась к городскому пруду. Наверное, «золотая лихорадка» будет преследовать людей из века в век.

Продолжу рассказ о том, как развивались события на месте, где обнаружили нечто похожее на подземелье. Приехавшие специалисты спустились вниз. Обмерили и зарисовали кирпичи, а один из нижнего свода взяли на пробу.

— В моей коллекции есть такой кирпич. Он сделан в 20-е годы, — сказал инженер завода радиоаппаратуры Юрий Андреевич Каленков, приглашенный в качестве эксперта на место события, о котором газеты стали было писать как о сенсации. Увы, и на этот раз старинная легенда не подтвердилась. Поманив лукаво издали, она растаяла до следующего, более счастливого случая. Впрочем, для меня все сложилось удачно: я познакомился с человеком, который многие годы собирает предметы старины. Выставленные в музее детского клуба «Алый парус», они создавали ауру минувших лет, где, право же, не все было плохо…

НЕМЫЕ СВИДЕТЕЛИ БЫЛОГО

Первый экспонат коллекции Каленкова (а он приобщил к поиску школьников) был найден на развалинах старого екатеринбургского дома на улице Большакова. На кирпиче стоял знак заводов Густомесова. Позже такой же принесли из горестного «тюремного замка» — следственного изолятора.

Многое слышали выложенные из кирпича стены жилых домов, особняков, дворцов, храмов, впитывая голоса людей, детский смех, боль и радость разных лет. Исследование одной каменной кладки обнаружило клейменые кирпичи с вдавленной рамкой. Их относят к первым клеймам. -Такие встречаются в кварталах улиц Хохрякова, Февральской революции, Народной воли, — рассказал собиратель. — Один из сослуживцев принес мне кирпич с изображением паровозика, а рядом — инициалы «И.Г.». Почти два десятка клейменых кирпичей прислал коллекционер из Владивостока Виктор Григорьевич Полухин — действительный член Географического Общества СССР.

Деловые связи Юрия Андреевича широки. Его знают собиратели старины Москвы, Иркутска, Киева. Заинтересовал он и сотрудников государственного музея имени А.В.Щусева, расположенного в Донском монастыре столицы. Кстати, екатеринбургский Ново-Тихвинский монастырь занимался производством кирпичей. Уже тогда понимали, что посредничество накладно, поэтому тут делали кирпич для себя и на продажу.

Торговля этим незаменимым строительным материалом вызвала к жизни его рекламу. Екатеринбуржец Шульц гарантировал изготовление 700-800 штук изделий в час. В этом ему помогала «машина», роль которой выполнял …конный привод мощностью в две натуральные лошадиные силы. В старые времена кирпич выпускали небольшие заводики, называемые кирпичными сараями. Огнеупорные изделия для кладки печей делали в Уктусе братья Пименовы. Сохранились кирпичи Ермилова, а также помеченные клеймами отца и сына Кожуриных.

На некоторых экспонатах коллекции, о которой рассказываю, видны отпечатки пальцев, ладоней. Кто-то из мастеровых, желая оставить память о себе, вложил в кладку дома на улице Народной воли записку, свернутую в трубочку. Пролежав в этом тайничке, весточка из старого времени стала ветхой и практически рассыпалась от легкого прикосновения. Лишь два слова остались: «Павел Михайлович…». Кто он?

К числу первых условных знаков на кирпичах относятся метки отсчета: после выпуска тысячи штук мастера наносили на тычковой грани знак. Это были маленькие лунки, выдавленные пальцами. Поясню, что все рабочие стороны «глиняной буханки» имеют свое название: пастель, ложок и тычок.

Известный уже нам Густомесов представлял свое предприятие на екатеринбургской выставке в 1887 году. Малую серебряную медаль получил на ней Давыдов. Награду вручило Уральское Общество Любителей Естествознания. Его завод располагался на берегу реки Исети. Тут делали огнеупорный кирпич, изразцы гончарных труб.

Интересно, что на этой выставке, где были представлены предприятия, отличился крестьянин из Красноуфимска М.Попов. За хорошее качество кирпичей для металлургических заводов он получил малую серебряную медаль.

НЕРАЗГАДАННЫЕ ТАЙНЫ

— В облицовке старых печей домов на улицах Хохрякова, Ленина, Толмачева, -вспоминает Юрий Андреевич Каленков, -обнаружились привезенные кем-то из Могилевской губернии изразцы фабрики Песельника.

Наш соотечественник, работающий в США, рассказал, что ему пришлось собирать по кирпичику дом, перевезенный из… Англии. Таково было желание хозяина. Видно, «новые русские», как и «новые» американцы, англичане, были во все времена.

Впечатляет сделанный Каленковым фотонабор в виде карточной колоды. Это клейма кирпичных дел мастеров, а точнее — владельцев заводов. Ставились метки деревянными штампами на мягкой, еще не успевшей затвердеть глине. Первые изображения были схематичны и наивны, под стать тому времени. В конце 16 века встречались изображения единорога. Позже -орла. В 17 веке содержание клейм становится буквенным. Во второй половине 18 столетия число их доходит до пяти. Кстати, клейма менялись с переходом хозяина «на другую работу». Ничего в этом смысле нового не придумали и нынешние владельцы приватизированных предприятий. Недавно один из них, сменив опытнейшего директора, первым делом решил придумать новый товарный знак объединения, объявив конкурс в центральной газете.

Есть в коллекции и неразгаданные клейма. Что означает «ЦО», «ИК», «КЗН», «СН»? Остается пока загадкой и кирпич известного завода, на котором, в отличие от других, изображен могильный крест и стоит дата — 1890 год. Неизвестно, клеймо какого завода было первым на Урале. Де Геннин в «Описании уральских и сибирских заводов» упоминает в 1735 году Верх-Сысертский завод. Архивные источники свидетельствуют, что он приказал составить смету, где, в частности, определялось, сколько при строительстве Екатеринбурга понадобится кирпичников. Позднее он рекомендовал свою технологию кирпича, для которого требуется «самая добрая глина».

МЕЖДУ ПРОШЛЫМ И БУДУЩИМ

Глядя на экспонаты необычной коллекции, я думал о том, что собирателями не рождаются. Ими становятся. Это люди неравнодушные, одержимые страстью искать, находить и охранять прошлое, без которого нет будущего. Думается, что сегодня, когда в прошлое летит столько камней, коллекционерам цены нет. Они гораздо раньше официальных властей сердцем чувствуют, что нужно для поддержания в людях веры, оптимизма, надежды в завтрашний день. Не случайно в книге отзывов наших земляков и гостей так много восторженных слов благодарности Юрию Андреевичу, собравшему вместе со своими юными помощниками из клуба «Алый парус» коллекцию уходящей старины.

Кирпичи — словно пунктиром обозначенные каменные строчки истории, которая забвению не подлежит. Они то и дело напоминают о ней: то на графских развалинах, то в Историческом сквере, где свидетели былого вмонтированы в стену. Оригинальное клеймо с фамилией в рамке беззвучно говорит с нами с фасада дома №24 на улице 8 Марта. Всегда буду вспоминать старую «голландскую печь», по-особому сложенную из кирпичей, у которой было так тепло в одном из домов в центре Екатеринбурга. Молодой печник, приняв для храбрости, приходил к нам с одной и той же просьбой: дайте посмотреть кирпич за железной «рубашкой» печки: как она сложена? «Письма» из прошлого продолжают идти к нам. На улице Грибоедова коллекционер нашел записку при сносе старого дома, а на пепелище на улице Урицкого — кирпич, служивший людям больше двух веков. Немало интересных, а порой курьезных историй связано с ними. Однажды подложили кирпич под колеса буксующей машины, а когда он раскололся, в нем оказался клад. Разбирая камин, вынули кирпич необычного веса. Почистили,а он золотой. Никогда не подозревал, что у грубых с виду кирпичей есть «голос». Постукивая по хорошо обожженному кирпичу, Юрий Андреевич Каленков может сыграть нехитрую мелодию.

Многие годы хранилась эта своеобразная родословная наших строений в… сарае. Сейчас коллекция передана безвозмездно в областной краеведческий музей, где Каленкова знают как квалифицированного и глубокого знатока родного города. Он автор исследования по истории фаянсового производства в Екатеринбурге, член Общества уральских краеведов. Активное участие в сохранении и приумножении культурного наследия, душевная щедрость и бескорыстие отмечены благодарственным письмом Российского Фонда культуры.

Кирпичи — не только хранители родословной уральских домов. Во время восстановления церкви храма Петра и Павла довелось познакомиться с отцом Виктором. Он рассказал: храм будет стоять на старом фундаменте, который не удалось взорвать. На нем и возведена всем миром, как принято на Руси, обновленная церковь. Кирпич сюда шел с современных заводов. Так прошлое как бы соединилось с настоящим. И связал его с днем сегодняшним Его Величество кирпич.

Ян Хуторянский
Статья опубликована в журнале «Стройкомплекс Среднего Урала», №9 (23) 1999